Главная

Россия и МИР

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

За рубежом Россию не любят. Уважают, побаиваются, но, повторюсь, не любят. И дело не только в нынешней травле России со стороны наших «коллег и партнеров». На Западе так думали всегда.

У Льва Толстого есть запись в дневнике: «Читаю историю Соловьева. Всё, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабеж, правеж, грубость, глупость, неуменье ничего сделать... Но как же так ряд безобразий произвели великое единое государство?» Этот вопрос и сегодня весьма актуален.
Безусловно, мы, конечно, гордимся тем, что Россия – самая большая земля и самая большая сила, но еще никто не написал трактат, в котором бы рассказывалось о причинах географического расширения России. Таким образом, научного подтверждения нашему патриотизму нет. Все известные «истории России» наполнены событиями, которые напрямую не относятся к обстоятельствам и последствиям территориальных присоединений. Наши ученые-историки как бы стесняются развивать эти темы из ложных патриотических соображений, и попросту замалчивают факты русской «агрессии», не понимая, что в нашем особом случае происходили события совсем иной полярности. А именно этим особым подходом к расширению границ нам можно и даже нужно гордиться.

Исследователи древних манускриптов, как и многие из нас, мыслят шаблонами, представляя себе освоение чужой территории как весьма кровопролитное событие. Мировая история спешит подтвердить это: Наполеон только одних своих солдат в России оставил убитыми 200 тысяч, столько же населения было вырезано Циньским Китаем на территории захваченного им Зюнгарского ханства, убито турками на Кавказе в результате агрессии Османской империи в 1918 году. Свежи в памяти историков и колониальные войны. Испанцы, французы, англичане, голландцы в Северной Америке каждую пятилетку в результате войн с аборигенами аккуратно уничтожали, примерно, 200 тысяч индейцев. В итоге, по разным оценкам, было уничтожено от 10 до 20 млн. человек. Аналогично всё происходило в Индокитае и Африке – избиение аборигенов, которое иллюстрирует любое завоевание европейцев, китайцев или турок. Не забудем и Вторую Мировую. В войне против СССР на стороне немецкой армии участвовали все государства, кроме Греции и Сербии – в составе Вермахта и СС, кроме немцев, значилось около двух миллионов других европейцев. Вот почему вся Европа понесла ужасные потери в результате агрессии Гитлера. Историки все это знают, поэтому не хотят выпячивать «неблаговидную» сторону исторической деятельности России.
Но давайте внимательно посмотрим на реальные, а не выдуманные факты российской экспансии. Возьмем, например, покорение Сибири, близкое мне географически, как жителю Новосибирска. На севере, где жили племена охотников и рыболовов, находящихся на начальных ступенях социального развития, Москва действовала исключительно силой, так как воеводы и не рассчитывали на взаимопонимание. Аборигены отчаянно сопротивлялись: якуты воевали 10 лет, буряты - 20, тунгусы – 25. И, тем не менее, ни один из этих народов не был уничтожен! Наоборот, русские вывозили племенную элиту в Москву, где в почете и уважении приучали к русской культуре и государевой власти. Все делалось для того, чтобы получить новых подданных – людей, которые стали бы думать и говорить по-русски. И никакой вам резни, по примеру западных «коллег и партнеров».
Был ли у северных племен Сибири шанс развиваться без русского вмешательства? Думаю, нет. Если бы Михаил Романов в начале 17 века не запретил под страхом смерти вход в Обскую губу всем иностранным судам, то «самоеды» имели бы дело не с русскими, а английскими или голландскими колонистами. Иностранным колонистам нужна была пушнина без русского посредничества. Ведь в Европе за одну-единственную шкурку сибирского соболя давали дом и стадо овец в придачу!
Во что бы вылилось появление европейских колоний для местных жителей (ненцев)? Вероятнее всего, практичные англосаксы выгоняли бы охотников в тайгу охотиться на соболей, оставляя в залоге их семьи. Со временем, в низовьях Оби могло сложиться некое государство, которое уже давно бы освоило местные природные богатства. Надеяться на существование после этого потомков выживших аборигенов, не приходится. Скорее всего, их постигла бы участь коренных народов Америки. А в результате, так называемой, русской оккупации мы имеем Ямало-Ненецкий округ и огромные нетронутые земли, кладовую ресурсов для будущих поколений.

Завоевания юга Сибири не было вовсе. После того как султанат Кучума (нынешняя Тюменская область) перешел под Москву, «царевы люди» ступили на границы более крупного государства – древнего каганата, хозяева которого имели словянскую внешность и русскую письменность. Они называли себя теленгетами и взимали налоги с многочисленных подданных: ойратских и тюркских племен, кочевавших по территории современного Алтайского края, Кемеровской и Новосибирской области. С этим государством Москва со времен Бориса Годунова установила официальные дипломатические отношения. Были, конечно, пограничные стычки, но это не имело ничего общего с отношениями индейцев и ковбоев. Никто за скальпами не охотился – это были уважительные партнёрские отношения. И так продолжалось сто лет.
А в начале 18 века воинственный народ «белых калмыков», следуя своей присяге, отправился на «четырех тысячах телег» защищать джунгарского тайшу, где и сложил свои непокорные головы в череде местных войн. Огромную страну свою теленгеты передали Акинфию Демидову, который в 1727 году организовал здесь Колывано-Воскресенский горный округ (до времен Елизаветы Петровны это было частное владение). В итоге историкам не остается ничего, как только констатировать факт: русская колонизация Южной Сибири проходила без конфликтов с местным населением (бывшими подданными «белых калмыков»).
Впрочем, не всегда спасательная миссия России была связана с оккупацией. Некоторые государства, никогда не входившие в состав России, получили возможность выжить только благодаря ее поддержке. Так было, например, с Грецией, Сербией, Кубой…

Лидер Ливии Муамар Каддафи в телевизионном выступлении по поводу бомбардировок его страны силами НАТО так и сказал: «Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы».

Выходит, стремление России к захвату новых территорий, имеет не только европейскую точку зрения? Почему эта волнующая тема не представлена в отечественных учебниках истории? И, пристало ли нам стесняться своей истории или наоборот, нужно гордиться бескровным расширением границ нашей Родины. Очевидно, официальная история России, должна конкретно, по каждой части территории рассказывать, как происходило присоединение, какими были особенности исторических событий и что в итоге получилось. Из чего сложилась страна, о которой мы с гордостью говорим, что она «самая-самая» по территориально-природному богатству.
Например, 1720 год. В истории России этот год славен победами, грохот которых известил всему миру, что Россия «прорубила окно в Европу». Итогом Северной войны, согласно Ништадскому договору, стало право Московского государства выкупить территории Ингрии (Ижоры), Карелии, Эстляндии, Лифляндии (Ливонии). Замечу, что Петр Первый заплатил за них, ни много ни мало, 2 млн. ефимков.
Но! В этом же году Россия «прорубила» еще одно «окно», только не в Европу, а в Азию. Да и не «окно», а целый коридор. Не многие знают, что у озера Зайсан русский отряд из 440 человек принял бой с 20-тысячной ордой зюнгар («джунгар» европейских хроник), наткнувшись на нее во время разведывательной операции. Двухдневное сражение завершилось переговорами и разрешением для крохотного войска уйти на почетных условиях (с оружием в руках). По дороге домой эти воины возвели Усть-Каменогорский острог. Символ московской власти встал на входе в Обь-Иртышское междуречье, став надежным заслоном перед лицом хищных соседей России. Зная об отваге русского батальона, они стали думать, что огромная территория уже находится под тяжелой дланью русского царя, и утратили к ней интерес. Через несколько лет земли будущего Алтайского края и Омской области, а так же части современных Томской и Новосибирской областей, были постепенно заселены подданными российского императора.
Если поставить рядом итоги 20-летней войны за Балтику и плоды военного десанта в Монголию, то в территориальном и экономическом отношении плоды Зайсанской битвы, пожалуй, перевесят плоды Полтавской баталии. Таким образом, фигура гвардии майора Ивана Михайловича Лихарева, который командовал зайсанской экспедицией, в российской истории должна занимать видное место. Любой представитель подрастающего поколения, прочитав этот сюжет, должен не только погрузиться в эпоху, но и получить нравственный урок, поняв, как на самом деле делается история. Он должен разглядеть исторический смысл подвига казаков и их бесстрашного командира.

Давно пора признать, что русские – уникальные специалисты по объединению народов. Если европейские, турецкие или китайские завоевания всегда имели цель избавиться от аборигенного населения или поработить его, то Россия стремилась совсем к другому развитию событий. Достаточно сказать, что на протяжении всей тысячелетней российской истории - ни одного признака «национального вопроса». В стране, которую недалёкий европейский аристократ Астольф де Кюстин назвал «тюрьмой народов», не было ни одного бунта или восстания, которые бы носили характер национально-освободительной борьбы! Ни одного, отмечу это особо.
Суть истинной российской истории, которой гордятся настоящие, а не фальшивые патриоты, осталась не описанной. Между тем, даже поверхностный анализ использования Россией присоединенных территорий показывает, что она действовала иррационально с европейской точки зрения. Все ее колонии были убыточными! Отечественные и мировые историки наперебой объясняют причину этого явления бездарностью российских правителей. А теперь взглянем на это, уважая свою страну – разве не таким должен быть начальный период присоединения новой территории? Ведь «неофитов» сначала надо ввести в состав трудоспособного населения, а для этого необходимо, чтобы они научились языку, порядкам, культуре. Их надо расположить к новой власти, дабы избежать бунтов. Велики ли в данной ситуации могут быть доходы? Правда, если исходить из «культурной», то есть европейской точки зрения, то прибыль, не дающая покоя нашим историкам, может быть получена сразу. Так оно и было в прочих странах мира - за счет геноцида, который рассматривался как самая рациональная форма колониального хозяйствования. Вот почему европейские метрополии, в отличие от России, сказочно богатели за счет своих колоний.
Очевидно, Россия не должна ассоциировать себя с Европой, ругая свой «неевропейский отсталый народ», тогда и отечественная история станет такой, какой мы ее хотим видеть: формирующей в гражданах России представления, отвечающие её единственно возможной планетарной миссии. Ведь ценность любой «национальной идеи» определяется мерой ее способности отвечать глобальным вызовам, с которыми сталкивается человечество.

Алексей Панов